Mar. 26th, 2016

nataliagermash: (Default)
Выходя из дома сразу настраиваешься: будет толпа больных, бедных, обделённых естественными радостями и наполненных яростными чувствами из зомбоящика людей старше среднего, - только не отвечать агрессией на агрессию. Сочувствовать, жалеть, иронизировать. В основном помогает и удаётся снимать напряжение, но когда не получается и бывает всё-таки очень обидно. Слишком уж я избалована, четыре года работала в коллективе, где "версаль-версаль", трудно возвращаться в реальность.

Но все словесные и интонационные экзерсисы братьев по несчастью меркнут рядом с той ненавистью, которая сочится из медперсонала. Когда топчешься в очереди перекусавших друг друга сограждан (кстати, ни одного человека с книгой или журналом, даже гаджеты - редкость в силу возрастных особенностей страждущих, и только одна я с вязанием) три часа с больничным на руках, и вот ты перед дверью, но вышло время приёма и медсестра без объявления войны лепит тебе прямо в лицо: "А вы тут не стойте! Мы закончили", - и уплывает по коридору в светлую даль, трудно остаться ироничным.
Позвольте, мне назначено, и я давно пришла, не моя вина, что у вас коллапс!
"А мне какое дело, когда вы пришли."
Логично. Спасибо, что не на ты!
Но доктор сказала, что с больничными всех примет.... - посылаю лучи добра вслед удаляющейся корме. "Ничего не знаю!" - доносится из сияющей коридорной перспективы.
Ок. Я всё равно захожу и доктор принимает, разумеется, высказав мне всё, что накипело за смену, а она ещё и задерживается, видимо, всё-таки по моей вине. Но сначала говорит буквально: "Заходимфамилиюназываем!" Я показываю на дверь - все? Ибо за мной ещё трое. Юмор не прокатывает, намёк на то, что фраза "Не могли бы вы представиться?" является более подходящей к случаю (о вредоносное влияние вражеского языка!) остаётся непонятым.
А на элементарный вопрос (для неё элементарный, не для пациента, который в латыни не шарит), что мол она имеет в виду, произнося по его адресу разные заклинания, отвечает с нажимом и расстановкой после паузы, тяжкого вздоха и тяжёлого взгляда (первый раз за время привёма) в глаза: "Знаете. я здесь. с восьми. утра. и ликбез вести. не намерена."
Но позвольте, пациент имеет право задавать вопросы. Не на постороннюю же тему, а касательно его собственного состояния праздно любопытствует, подлец. Он же, гад, ещё и налоги платит за вот это вот самое медицинское обслуживание.
Ок. Снизошла, объяснила.
Но не факт, что своим взглядом тяжёлым, в который столько было красноречивого, не просверлила в имунной системе пациента какую-нибудь новую дырочку. Да и вернувшаяся из светлых далей медсестра не добавила доброжелательства в общую атмосферу встречи.
А тут ещё докторица из соседнего кабинета пришла: "Вы ещё принимаете?!"
"Да, вот представь!" - снова раздражается моя, поняв, что соседка-то уже свободна, а она - лох - отстаёт в этом соцсоревновании. "А мы только закончили, - откликается гостья, - И прут, и прут! Господи, когда ж они закончатся!"

Алло, робко машу ладошкой, я здесь, сижу между вами и всё слышу. Это я пру и не заканчиваюсь. Спасибо, что не говорите "передохнут", но мы чуткие и понятливые, только не хочется, мы ж сюда не за этим, а ровно наоборот.
За что ж вы нас так ненавидите? - спрашиваю. Вслух спрашиваю. Но они не слышат и продолжают обсуждать этих клятых пациентов, и я чувствую себя, как в кошмарном сне или фильме ужасов, где надо мной вот-вот начнут ставить опыты и удивляться - а что не так? всё правильно, всё в пределах нормы, чем вы недовольны?

Постепенно из беседы мне становится ясно, что причина сегодняшнего коллапса в том, что вчера два доктора как-то внезапно заболели и всем пациентам со вчерашнего дня переназначили на сегодня, не отменив сегодняшних. И мне становится жалко всех сразу - и тех, кто пересобачился в коридоре в битве за своё место в очереди, и особенно этих медработников, у которых за весь день, может, я единственная такое солнышко, тут бы и расслабиться, а они уже и не замечают, потому что ежедневно находятся в густоядовитой, перманентно агрессивной среде, что обязывает к позиции "всех не нажалеешься" и "вас много, а я одна". Профдеформация, что делать. При отсутствии базового воспитания страшная вещь!

Но не всё так плохо. В процедурной есть одна молодая медсестра, которая говорит уколотым бабушкам "потерпи, зайка моя", "не бойся, моя девочка". Они выходят в ностальгических слезах благодарности. Я дважды попадала в её нежные руки. Господи, да не огрубеют они и не очерствеет сердце её. Аминь!

Profile

nataliagermash: (Default)
Natalia Germash

July 2017

S M T W T F S
      1
23456 78
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 10:24 am
Powered by Dreamwidth Studios